После бунта: память о тамбовском и западно‑сибирском восстаниях

Почему именно крестьянские восстания в Тамбове и Западной Сибири?

Гражданская война в России стала невероятным по своему социальному влиянию событием. Его последствия для российской и мировой истории сложно переоценить. Причины, ход и результаты гражданской войны можно описывать при помощи разных категорий и характеристик. Но каковы бы ни были идеологические и военно-стратегические контексты, в которых разворачивалась война, это была именно война крестьян. Большинство воевавших и гибнувших в ней — крестьяне или люди, тесно связанные с крестьянской средой. Именно сельские жители становились солдатами на фронтах Первой мировой войны. Они же возвращаясь назад в деревню снова попадали на фронт, пополняя собой уже новые, воюющие между собой отряды и армии Гражданской войны.

Особое место в истории Гражданской войны занимают крупные крестьянские восстания, в ходе которых сельские жители массово начинали оказывать военное сопротивление «властям», не примыкая ни к красным, ни к белым. Советская историография обычно называла такие восстания «кулацко-эсеровскими мятежами, подчеркивая тем самым ключевую роль зажиточных крестьян с одной стороны и влияние агитаторов из партии эсеров — с другой. Большинство современных исследователей Гражданской войны придерживаются мнения, что подобное наименование было очень неточным. Восставшие относились к самым разным частям сельского мира, да и сами границы «класса кулаков» кажутся для этой эпохи неопределенными. Роль эсеров в событиях восстаний также часто преувеличивалась советскими исследователями.  

Все крестьянские выступления времен Гражданской войны были подавлены. Но они оказали влияние на политику советской власти и подтолкнули к переходу страны от военного коммунизма к Новой экономической политике (НЭП), более мягкой по отношению к сельским жителям. Страна постепенно выходила из эпохи Гражданской войны и вступала в новую, советскую эпоху. В это время сформировались первые практики памятования (или забвения) событий Гражданской войны, были «разрешены» или «запрещены» различные оценки недавних событий. Обстоятельства и формы рассказа о прошлом времен Гражданской войны менялись, возникали новые конфигурации тех «рамок памяти», в которых могли существовать личные воспоминания о крестьянских восстаниях. Они отличались во времена «позднего сталинизма», «оттепели», «застоя». Во второй половине 1980-х-начале 1990-х, вслед за общей переоценкой «несоветской» истории России изменилось и восприятие крестьянских восстаний. Современная эпоха во многом наследует эти тенденции, но приносит много нового. Главный вопрос проекта — как сегодня помнят и говорят о крестьянских восстаниях?    

Чтобы лучше понять это, мы собрали интервью жителей территорий, где разворачивались два крупнейших крестьянских восстания времен гражданской войны: Антоновское (Тамбовское) и Западно-Сибирское (Ишимское). Эти восстания были сопоставимы по масштабу и происходили почти одновременно — в начале 1920-х годов, в период окончания гражданской войны. Судьба памяти о восстаниях, однако, различна: если Антоновский «мятеж» вошел в учебники истории и становился объектом многочисленных исследований, то Ишимское восстание до недавнего времени было предано забвению. В каких формах существует память об этих восстаниях сегодня, почти сто лет спустя? Как на нее влияет местная специфика? И наоборот - какие общие черты есть в памяти о событиях восстаний в этих двух регионах?  Мы задавали себе эти и многие другие вопросы и предлагаем пользователям этого сайта присоединиться к поиску ответов на них.

Артем Кравченко